Возвращение «волчьей стаи» и двойные стандарты киевской дипломатии

22/11/2019


В ночь на 21 ноября 2019 г. президент Владимир Зеленский на базе Военно-морских сил Украины в Очакове Николаевской области встретил переданные Россией на ответственное хранение украинские бронекатера «Никополь», «Бердянск» и буксир «Яны Капу», но этот жест доброй воли не был оценен Киевом: командующий ВМС Украины Игорь Воронченко обвинил россиян в порче имущества и даже в уничтожении сантехники, а МИД Украины анонсировал продолжение судебного процесса в специальном Арбитражном трибунале.

В ответ ФСБ России распространила видеокадры, подтверждающие передачу кораблей в нормальном состоянии и с исправной сантехникой, тогда как сама Украина, приняв военные корабли на ответственное хранение в качестве вещественных доказательств в уголовном деле о нарушении российской границы, фактически признала факт совершения преступления украинскими моряками, в то время как Россия изначально не признала юрисдикцию Международного трибунала ООН по морскому праву для рассмотрения инцидента в районе Керченского пролива, что делает международный арбитраж бесперспективным для Киева.

 

Как известно, 25 ноября 2018 г. «майданные флотоводцы» приказали «волчьей стае» в составе бронекатеров «Бердянск» и «Никополь» и буксира «Яны Капу» прорываться из Одессы в Мариуполь под Крымским мостом в нарушение разрешительного порядка движения судов в Керченском проливе, но вскоре корабли ВМС Украины оказались в «морском котле». Три военных корабля с 24 моряками были взяты на абордаж и отбуксированы в Керчь, при этом среди членов экипажа были 2 сотрудников Службы безопасности Украины, которые, по мнению российских властей, и руководили данной спецоперацией.

Эти события нужно расценивать как организованную президентской канцелярией провокацию, свидетельством чему служат события 23 сентября 2018 г., когда следующие из Одессы украинский морской буксир A830 «Корец» и корабль управления A500 «Донбасс» беспрепятственно прошли под Крымским мостом в сопровождении кораблей российской береговой охраны после получения разрешения и оплаты услуги лоцманов, чтобы стать основой новой военно-морской базы ВМС Украины в Бердянске.

Целью данной провокации было введение режима военного положения для отмены предстоящих 31 марта 2019 г. президентских выборов: согласно первоначальной редакции соответствующего указа, военное положение предлагалось ввести на всей территории Украины сроком на 60 дней (с 26 ноября 2018 г. до 25 января 2019 г.), что давало возможность сорвать старт избирательной кампании 31 декабря 2018 г.

Однако 26 ноября 2018 г. Верховная Рада поддержала указ президента Петра Порошенко о введении военного положения в урезанном виде, проголосовав за введение особого правового режима в приграничных областях с Россией и Приднестровьем и внутренних водах Азово-Керченской акватории сроком на 30 дней (с 28 ноября до 26 декабря 2018 г.), при этом особо отметив, что президентские выборы пройдут по плану, 31 марта 2019 г., и тем самым обеспечив официальный старт президентский кампании в предусмотренный законом срок.

16 апреля 2019 г. президент П. Порошенко проинформировал, что Украина обратилась в Международный трибунал ООН по морскому праву за временными мерами в отношении России для освобождения захваченных Россией украинских моряков и кораблей.

В ответ в МИД России сообщили, что Международный трибунал ООН по морскому праву не обладает юрисдикцией для рассмотрения инцидента с задержанием украинских военных кораблей и моряков российскими силовиками в районе Керченского пролива.

«В связи с инициированным Украиной на основании Конвенции 1982 года процессом по временным мерам российская сторона исходит из того, что Международный трибунал по морскому праву не обладает юрисдикцией для рассмотрения «керченского инцидента», в частности, в силу сделанных и Российской Федерацией, и Украиной оговорок о неприменимости предусмотренных Конвенцией 1982 года процедур в отношении отдельных категорий споров», – говорилось в заявлении.

Как пояснила кандидат юридических и политологических наук, доцент РАНХиГС при президенте России Кира Сазонов, решение Международного трибунала ООН по морскому праву не имеет для Москвы юридической силы, поскольку при подписании данного документа Россия определила, что юрисдикция Гамбургского трибунала не будет для нее обязательной, если какое-либо дело будет касаться непосредственно национального суверенитета и безопасности.

Исходя из этого, в МИД России призвали власти Украины к проведению переговоров по данному вопросу на исполнение действующих двухсторонних соглашений между Москвой и Киевом: речь идет об украинско-российском Договоре о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 24 декабря 2003 г. Согласно его нормам, споры между Сторонами, связанные с толкованием и применением настоящего Договора, разрешаются путем консультаций и переговоров, а также другими мирными средствами по выбору Сторон (ст. 4).

10 мая 2019 г. в Гамбурге начались слушания в Международном трибунале ООН по морскому праву по иску Украины, однако Россия решила в них не участвовать. 25 мая 2019 г. Международный трибунал ООН обязал Россию освободить украинских моряков и корабли: согласно судебному вердикту, Россия должна отчитаться о выполнении принятого решения до 25 июня 2019 г.

При этом возглавлявшая украинскую делегацию во время оглашения решения Международного трибунала ООН заместитель главы МИД Украины по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль заявила, что дело об иммунитете задержанных Россией украинских кораблей и их экипажей будет рассматривать отдельный арбитраж, который может длиться годами. Некоторое время спустя в Гааге был учрежден соответствующий Арбитражный трибунал, сформированный в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву по делу о нарушении иммунитета 3 украинских военно-морских судов и 24 членов их экипажей.

Комментируя судебный вердикт, в МИД России напомнили, что предусмотренные Конвенцией ООН по морскому праву процедуры разрешения споров неприменимы к инциденту в Керченском проливе, а арбитраж, который Украина требует созвать в связи с ним, не имеет юрисдикции в этой области, отказавшись выполнять решение Международного трибунала ООН по морскому праву в срок до 25 июня 2019 г.

Этот вопрос удалось сдвинуть с мертвой точки только 7 сентября 2019 г. уже при президенте В. Зеленском, когда между Украиной и Россией состоялся обмен удерживаемыми лицами по формуле «35 на 35», в результате которого домой вернулись 24 украинских моряка под поручительство омбудсмена Людмилы Денисовой. «В уголовно-процессуальном кодексе РФ предусмотрена возможность отпустить задержанных под личное обязательство или поручителя. Я, как уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека, предложила свое такое обязательство об обеспечении участия наших военнопленных в предварительном досудебном рассмотрении, если таковое будет», - сообщила она.

Следующим логическим шагом после состоявшегося обмена удерживаемыми лицами стала подготовка процесса возвращения Россией взятых на абордаж при президенте П. Порошенко украинских военных кораблей: 18 ноября 2019 г. в акватории Черного моря российские пограничники передали Украине бронекатера «Никополь», «Бердянск» и буксир «Яны Капу».

Как сообщили в МИД России, в этот день «состоялась передача украинской стороне трех кораблей ВМФ Украины, которые в ноябре 2018 г. нарушили границу Российской Федерации в ходе преднамеренной провокации Киева в районе Керченского пролива и были задержаны российскими правоохранительными органами».

«Указанные корабли являются вещественными доказательствами в продолжающемся в России уголовном процессе о незаконном пересечении нашей границы. Их передача на ответственное хранение украинской стороне стала возможной в связи с тем, что российские компетентные органы завершили необходимые следственные действия в отношении кораблей и их нахождение на территории Российской Федерации для продолжения уголовного процесса не требуется», - говорится в заявлении.

«Хотели бы еще раз подчеркнуть, что действия киевских властей, отдавших приказ своим военнослужащим об осуществлении провокационных действий в ноябре 2018 г., являются преступлением не только против суверенитета Российской Федерации, но и против украинских граждан, которых сознательно подвергли опасности и толкнули на совершение правонарушений», - отмечается в нем.

Казалось бы, после того как нынешние власти фактически признали факт противоправных действий своих предшественников в ходе организованной провокации в Керченском проливе, приняв военные корабли на ответственное хранение в качестве вещественных доказательств в уголовном деле о нарушении украинскими моряками российской границы, им следовало бы перевернуть эту страницу истории как «тяжкое наследие режима Порошенко».

Тем более что на сегодняшний день Государственное бюро расследований (ГБР) по заявлению вернувшегося на Украину после многолетнего отсутствия экс-замглавы Администрации президента Виктора Януковича Андрея Портнова (считающегося соратником близкого к президенту олигарха Игоря Коломойского) возбудило уголовное дело против экс-президента П. Порошенко по обвинению в организации Керченской провокации с целью введения военного положения для узурпации власти.

Но вместо этого командующий ВМС Украины И. Воронченко обвинил российскую сторону в том, что она «угробила» украинские военные корабли: по его словам, «Поснимали даже плафоны, розетки и унитазы. Так что мы сейчас покажем всему миру варварское отношение россиян к этому».

В ответ ФСБ России распространила видеокадры, демонстрирующие внешнее и внутреннее состояние судов в момент их передачи украинской стороне, а также процедуры подписания актов приема-передачи: на кадрах хорошо видно, что катера и буксир переданы украинской стороне в нормальном состоянии и с исправной сантехникой. «Если за время перехода от берегов Крыма до Очакова украинская сторона сумела «угробить» суда и довести сантехнику до ненадлежащего состояния - то это проблема самой украинской стороны», - подчеркнули в ФСБ РФ.

В свою очередь, как сообщил агентству «Интерфакс» источник в Крыму, знакомый с процессом передачи кораблей, возвращенные Украине бронекатера «Бердянск», «Никополь» и буксир «Яны Капу» были не только отмыты, но и отремонтированы, на них было оставлено штатное вооружение. «Изъят только боекомплект, автоматы, пистолеты, боеприпасы», - сказал собеседник агентства.

По его словам, на украинских кораблях поменяли шторки в ванных комнатах, а в прачечной постирали оставленную одежду и обмундирование. По данным источника, акт о приемке украинских судов подписал тот командир, который отдавал им приказ на выход в море во время инцидента в Керченском проливе в ноябре 2018 г.

Следует отметить, что накануне передачи военных кораблей СМИ сообщали, что Россия изымет боевые снаряды, личное оружие, а также рации и судовые документы. Как пояснил адвокат украинских моряков Николай Полозов, оборудование, огнестрельное оружие и боеприпасы, изъятые у моряков в ходе инцидента в Керченском проливе, не были переданы Киеву и остались в Москве в качестве вещественных доказательств по делу.

«Было изъято около 30 единиц оружия моряков, в том числе автоматы Калашникова и пистолеты Макарова, а также сотни единиц боеприпасов к артиллерийским установкам, а также радионавигационное оборудование», - сказал адвокат. «Также морякам не вернули изъятые у них сотовые телефоны, флешкарты, электронные накопители. Все это осталось в качестве вещественных доказательств в России», - добавил он.

При этом адвокат отметил, что многие моряки жаловались, что им не были возвращены личные вещи, нательные кресты, цепочки и так далее, изъятые у них пограничниками. «Мы сейчас будем разбираться и, в случае если это так, будем предпринимать соответствующие действия», - сказал Н. Полозов.

Он также подтвердил, что сами суда продолжают оставаться вещественными доказательствами по уголовному делу и были переданы Киеву на ответственное хранение. «Согласно УПК РФ, ответственное хранение запрещает какие-либо действия, в том числе ремонт и эксплуатацию имущества до исключения его из числа вещественных доказательств», - пояснил он.

Что же касается злополучной сантехники, то «плач по унитазам» первым устроил бывший танкист И. Воронченко, назначенный еще президентом П. Порошенко главным «флотоводцем», хотя никаких вопросов относительно внешнего и внутреннего состояние судов в момент их передачи Киеву не возникало, свидетельством чему служит подписанные украинской стороной акты приема-передачи военных кораблей.

Ему вторят чиновники МИД Украины, решившие продолжить судебную тяжбу против России в международных инстанциях, хотя МИД РФ изначально заявлял, что не признает юрисдикцию Международного трибунала ООН по морскому праву в Гамбурге и новосозданного Арбитражного трибунала в Гааге для рассмотрения инцидента с задержанием украинских военных кораблей и моряков в районе Керченского пролива.

Вместе с тем, как уже отмечалось, российская сторона вернула украинских моряков в рамках обмена удерживаемыми лицами по формуле «35 на 35», после чего передала украинские военные корабли на ответственное хранение в связи с завершением необходимых следственных действий в уголовном деле о незаконном пересечении государственной границы, но никак не на исполнение решения Международного трибунала ООН по морскому праву, что делает заведомо бесперспективным для Украины предстоящий процесс в Арбитражном трибунале.

В этих обстоятельствах Офису президента В. Зеленского следовало бы отказаться от продолжения сутяжничества в международных инстанциях по заветам Администрации президента П. Порошенко, отдавая себе отчет в том, что вынесенные в пользу Киева судебные вердикты будут однозначно проигнорированы Москвой как юридически никчемные, инициировав проведение прямых переговоров с российской стороной по спорным вопросам в Азово-Черноморском бассейне на исполнение норм действующего Договора о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 24 декабря 2003 г.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95