Психбольных и туберкулезников отправят на улицу. Что ждет украинскую медицину с 1 апреля

07/02/2020


Украинская медицина с 1 апреля будет финансироваться по новому

 

Украинцам готовят очередную порцию медицинских сюрпризов.

 

С 1 апреля этого года, то есть меньше чем через два месяца, стартует второй этап медреформы. По принципу "деньги идут за пациентом" станут финансировать не только первичку, но и услуги узких специалистов, а также стационар и экстренную помощь.

 

Сейчас больницы финансируются за счет медицинской субвенции. Она гарантированно покрывает расходы на зарплаты и коммуналку. С остальным (медикаменты, оборудование) - по -разному. Поэтому пациентам нередко приходится самим закупать те же лекарства. Но, если повезет, то можно и не платить - минимальные запасы препаратов в больницах есть.

 

Но по новой схеме гарантированное финансирование сильно урежут. А доплачивать будут за каждый пролеченный случай по специальным тарифам.

 

Врачам узкого профиля (неврологи, хирурги, ЛОРы и другие) обещали, что с запуском новой схемы их зарплаты резко вырастут. А пациентам – что за лечение больше ничего не нужно будет доплачивать, все профинансирует государство.

 

Но пока непонятно, где на это возьмутся деньги.

 

Минздрав уже разработал прайс, по которому Нацслужба здоровья будет платить больницам за лечение украинцев. Врачей выставленные ценники шокировали. Они занижены на 40-80%, а некоторые – в разы, – говорят медики.

 

"Новые тарифы. Национальная служба здоровья: "16 001,43 гривен тариф з надання медичної допомоги при гострому інфаркті міокарда в стаціонарних умовах (ставка на пролікований випадок)". Вы это серьезно? Это не глупость, это – подлость и мерзость по отношению к пациентам и медикам", – написал на своей странице в Facebook известный врач-кардиолог Борис Тодуров.

 

В реальности лечение инфаркта может стоить 50-70 тысяч и больше – в зависимости от тяжести заболевания.

 

То есть, базовая оплата из бюджета вряд ли покроет даже зарплаты медиков, а плата за лечение каждого больного (за счет которой теоретически можно было бы заработать) - занижена. Поэтому нужно будет либо резко сокращать медперсонал, либо просить пациентов доплатить, а, скорее всего, – и то, и другое.

 

Параллельно в Украине готовится серьезная "оптимизация" больничной сети. Еще со времен начала реформы Супрун стала готовить почву для закрытия психиатрических стационаров и туберкулезных диспансеров. В Минздраве считают, что таких клиник у нас слишком много, тогда как лечить туберкулез и психические заболевания якобы можно амбулаторно и под присмотром семейного врача.

 

Выделенное на эти направления финансирование не оставляет выбора – большую часть профильных стационаров придется закрыть. "В психиатрии, к примеру, чтобы уложиться в бюджет, нужно будет сократить половину медперсонала. И тогда реально выйти на минимальные зарплаты для оставшихся медиков", – рассказал глава общественной организации "Медицинское право в Украине" Виктор Сердюк.

 

Эксперты уже рисуют картину апокалипсиса, который наступит с 1 апреля. Людям попросту придется доплачивать за "бесплатную медицину" тысячи гривен. А пациенты с социально опасными диагнозами (тем же туберкулезом) и вовсе рискуют оказаться на улице.

 

"Страна" разбиралась, что будет с отечественной медициной после 1 апреля.

Средняя цена по палате

 

Суть второго этапа медреформы, который стартует с 1 апреля этого года, следующая: государство оставит часть базового финансирования (60% от стоимости услуг, оказанных учреждением в 2018 году), а сверх того будет платить за каждый пролеченный случай, согласно договору с конкретным медучреждением.

 

Правда, только тем больницам, которые успеют стать автономными и заключить договоры с НСЗУ. И – только по фиксированным тарифам.

 

На сайте Минздрава уже выставлен на общественное обсуждение проект Кабмина с тарифами. Базовая ставка за каждый пролеченный в стационаре случай – порядка 4,5 тысячи гривен. Но будут и коэффициенты. Так, по коэффициенту 1,3 будут считать больницам, которые согласятся предоставлять помощь круглосуточно.

 

Под некоторые заболевания прописаны свои ценники. Скажем, за лечение инсульта государство готово платить 19,3 тысячи гривен, за инфаркт – порядка 16 тысяч, за роды – 8,1 тысячи, за помощь новорожденным – 29,7 тысячи.

 

Для амбулаторий (дневные стационары) – свои расценки. За каждый пролеченный случай заплатят 4,9 тысячи гривен. Плюс будут корректирующие коэффициенты. Операцию посчитают по коэффициенту  9,7 (47,5 тысячи гривен), а стоматологическую помощь – по коэффициенту 0,186 (911 гривен).

 

Мамографию оплатят по тарифу 204,12 гривни, гастроскопию (обследование желудочно-кишечного тракта) – 749,52 гривни, колоноскопию (обследование кишечника) – 943,92 гривни. На лечение онкологии государство обещает выделить 17,8 тысячи гривен (диагностика и химиотерапия).

 

По психиатрии ставка на девять месяцев 2020 года (то есть с апреля до конца года) – 7,4 тысячи гривен. По туберкулезу – 20,6 тысячи гривен.

 

Эти тарифы сами медики считают явно заниженными. Скажем, по инсультам и инфарктам реальная стоимость лечения может составлять до 50-80 тысяч гривен и выше – в зависимости от сложности каждого конкретного случая.

 

"Когда медучреждения рассчитали будущую оплату по этим тарифам и сравнили ее с реальной стоимостью медицинских услуг, которые они предоставляют, оказалось, что покрытие затрат по этим тарифам составляет от 20% до 60%. Потому сейчас руководители учреждений здравоохранения сокращают медицинский персонал, а в некоторых случаях органы местного самоуправления уже выносят проекты решений о ликвидации медучреждений. К примеру, завтра сессия Черновицкого областного совета, где под нож пустят детский противотуберкулезный санаторий. Дети с туберкулезом не в приоритете у областных депутатов. Кроме того, разработанные тарифы не обеспечивают повышение зарплат медработникам", – написала на своей странице в Facebook  медицинский юрист, президент Всеукраинской ассоциации физической медицины, реабилитации и курортологии Ирина Сысоенко.

 

"Тарифы явно нерыночные. Если за гистероскопию государство предлагает около 2 тысяч гривен, то ее реальная цена – в 4-6 раз выше. То же самое с инфарктами", – говорит глава Совета Киевского городского профсоюза работников здравоохранения Сергей Кубанский.

 

По словам медицинского эксперта Константина Надутого, экономического обоснования новых тарифов нет.

 

"Эти расценки вообще сложно назвать тарифами. Складывается впечатление, что просто взяли предполагаемое количество услуг по тому или иному профилю и поделили на них имеющиеся деньги. А их, как известно, не так много. Если в прошлом году на медицину в бюджете выделили 3,2% ВВП, то в этом – 2,9%. Это явно меньше 5% ВВП, которые должны идти на здравоохранение", – говорит эксперт.

 

"Только на систему медицинских гарантий необходимо больше 220 млрд гривен, а у нас выделили 113 млрд на все здравоохранение, из которых на систему медгарантий – 72 млрд. То есть идет колоссальное недофинансирование. Отсюда и заниженные тарифы. По имеющемуся сейчас финансированию почти все столичные медучреждения уже в минусе – некоторые на сотни тысяч, а некоторые – на миллионы гривен", – пояснил Сергей Кубанский.

 

Также, по его словам, в тариф не заложен рост зарплат врачей. Согласно закону о медгарантиях, расценки должны считаться с учетом оплаты труда медиков на уровне 250% от средней по стране зарплаты. На сегодняшний день это 27,4 тысячи гривен.

 

"По нашим подсчетам, с такими тарифами медики не смогут выйти на подобные зарплаты. Только если увеличат финансирование", – говорит он.

Лечение вскладчину

 

Если тарифы занижены, доплачивать придется пациентам, другого выхода просто нет, – считает глава Национальной медицинской палаты Сергей Кравченко.

 

В проекте постановления указано, что выплаты будут проводиться в условиях существующего финансирования (всего – и на первичку и на реформу вторички – НСЗУ выделили на 2020 год 72 млрд гривен).

 

"То есть если пациентов вдруг окажется больше, то плата за каждый пролеченный случай может даже уменьшится", – пояснил Константин Надутый.

 

И добавил: не исключено, что люди, узнав, что государство обещает за все заплатить, массово пойдут лечиться, ведь сейчас 25% потенциальных пациентов попросту не идут к врачу, так как нет денег.

 

Вполне может случиться, что денег на всех желающих не хватит. И тогда пациенту придется платить за лечение по полной. А то ему и вовсе откажут в приеме.

 

Причем, как считает Надутый, не исключено, что платить в больницах придется даже больше, чем сейчас.

 

Клиники уже лихорадочно ищут способ выжить в новых условиях. "НСЗУ советует зарабатывать на не медицинских услугах. К примеру, предлагать более комфортные палаты и прочее. Но если у нас 60% населения живет в бедности, кто такие услуги станет покупать", – говорит Кубанский.

 

Кравченко считает, что клиники попросту начнут отказываться от невыгодных направлений.

 

"Представьте себе, что вы – главврач коммунального медучреждения. С переходом на финансирование по новой схеме вам нужно так перестроить работу больницы, чтобы она стала хотя бы не убыточной, а еще лучше – прибыльной. Что вы будете делать? Первым делом сократите самые затратные койко-места, а это, к примеру, инфекционное отделение. Денег оно особо не приносит, а содержать его, особенно если есть карантинные боксы, очень дорого", – пояснил Кравченко.

 

Как будут выживать отдельные направления – непонятно. Скажем, по экстренной помощи государство готово платить по 116 гривен за каждого потенциального пациента (исходя из количества проживающих в зоне обслуживания скорой). Но, если в Киеве официально проживает 2,5 млн человек, по переписи Дубилета – 3,7 млн, а в реальности может быть и 4-5 млн, то на всех выделенной суммы явно не хватит, – отмечает Кубанский.

 

По его словам, вообще без финансирования остались санаторно-профилактические учреждения для детей, физиотерапия, реабилитация.

Больных с туберкулезом и шизофренией выставят на улицу

 

Будут "оптимизировать" также туберкулезные и психиатрические диспансеры.

 

Выделенное финансирование попросту не позволяет содержать существующие стационары по лечению этих заболеваний.

 

К примеру, как рассказали нам запорожские медики, там готовится закрытие трех из четырех городских туберкулезных больниц, а 80% персонала пойдет под сокращение. После чего на весь город останется только 12 фтизиатров и столько же медсестер этого профиля. Прием больных будет проводиться только на базе тубдиспансера N3. Но и там вдвое сократят количество койко-мест (до 200). И это при том, что Запорожье лидирует в стране по темпам распространения туберкулеза. 

 

В Киеве, по словам Кубанского, вопрос закрытия туберкулезных диспансеров пока не стоит, но столичные медучреждения только на днях стали автономными, поэтому не исключено, что этот вопрос еще будет подниматься.

 

Еще в бытность главой Минздрава Ульяна Супрун заявляла, что лечить туберкулез в стационарах, как это делается в Украине, вовсе не обязательно. Больной может проходить курс и в домашних условиях под наблюдением семейного врача. Тогда же началось сокращение финансирования тубдиспансеров.

 

Ну а сейчас "оптимизация" уже даже не обсуждается. На лечение туберкулеза государство предлагает всего немногим больше 20 тысяч гривен, тогда как, скажем, лечение резистентных форм (устойчивых к медпрепаратам) может стоить 150-165 тысяч гривен.

 

Но, как говорит экс-главный санитарный врач Украины Святослав Протас, в лечении туберкулеза препараты – лишь одно условие. Не менее важно попросту накормить пациента, ведь туберкулез – социальная болезнь. Вне тубдиспансеров многие попросту не будут лечиться, а это значит, что резко ухудшится эпидемиологическая ситуация по туберкулезу, которая в Украине и так стабильно тяжелая.

 

"Инфекционисты – они, как пожарные, всегда должны быть готовыми к сложным случаям. И тут финансирование "деньги за пациентом" не совсем подходит. Содержать инфекционные отделения, туберкулезные диспансеры действительно дорого, но отказываться от них – попросту опасно для общества", – говорит Протас.

 

"Туберкулезникам предлагают лечиться у семейных врачей. Это при том, что 80% таких больных даже не имеют деклараций с докторами. А сами медики уже набрали себе по 2 тысячи вполне приличных и особо не болеющих пациентов. Станут ли они принимать больного с туберкулезом? А если у того еще и открытая форма, что будет, если он посидит в общей очереди на прием к семейному врачу", – говорит Виктор Сердюк.

 

По похожей схеме собираются пустить и психиатрические больницы – стационар только для острого течения болезни и на короткий период, дальше – под наблюдение семейного врача или психиатра.

 

"Чудовищное "реформирование" психиатрической системы, начатое Ульяной Супрун, продолжается. Главные врачи психиатрических больниц в эти дни получают жесткое указание избавляться от пациентов, по своему состоянию не нуждающихся в стационарном лечении. Таких в наших больницах около 30%. Выполнение этого указания неизбежно сделает каждого главного врача преступником. Поскольку наши психиатрические интернаты советского образца перегружены, не могут принять дополнительных клиентов, нуждающихся в социальной помощи – крыше над головой, пище и хотя бы минимальной медицинской поддержке", – написал в открытом письме к президенту глава Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман.

 

Он также прогнозирует последствия "реформ" в психиатрии: "В ближайшие месяцы многие из них (психически больных. - Ред.)  будут умирать на улицах от голода и холода. Нас ожидают не только смерти психически больных людей на улицах и площадях, но и обусловленные хроническим голодом нападения психически больных людей на более благополучных украинских граждан с целью грабежа", – пишет Глузман.

 

"По психиатрии есть несколько вариантов. Первый – сократить на 40% персонал, и тогда остальные смогут выйти на минимальные зарплаты при обещанном финансировании отрасли. Второй – работать по сокращенному графику. Скажем, 7-10 дней в месяц. Но как при этом еще и лечить больных, которые нуждаются в постоянном надзоре. В Чернигове, к примеру, после планируемого закрытия психиатрического интерната 185 пациентов попросту останутся на улице – им некуда идти. Также обостряется вопрос обеспечения медпрепаратами. Сейчас больные получают их бесплатно по рецептам. Но если они будут лечиться на дому, то лекарства придется покупать самостоятельно, а реимбурсации (возмещения стоимости) по ним нет. Все это чревато тем, что люди попросту останутся без лечения. Что, с учетом специфики заболевания, попросту социально опасно", – говорит Сердюк.

 

Источник: https://strana.ua/articles/analysis/248040-psikhbolnykh-i-tuberkuleznikov-otpravjat-na-ulitsu-chto-zhdet-ukrainskuju-meditsinu-s-1-aprelja.html






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95