Наша сила в плавках?

21/05/2020


 

Какая интересная штука: всего несколько месяцев мир жил в условиях карантина, а расхлебывать масштабы экономического падения придется года полтора. И это в лучшем случае. Дело в том, что и до коронавируса 2020-й не сулил ничего оптимистического. Прогнозировалось, что спрос на сталь в строительстве, автомобиле- и судостроении в мире снизится на 1% в основном из-за пресыщенности Китая. Но никто не рассчитывал на падение 50% и более.

 

Металлургия – для нас очень важная экспортная отрасль, поэтому посмотрим, что получается. Еще в декабре 2019 года Moody’s спрогнозировал на 2020-й спад в мировом автопроме. При этом спрос со стороны машиностроительной отрасли должен был остаться в основном неизменным, а потребление в секторах энергетики и бытовой техники могло показать рост.

 

Но, как обычно говорят в Украине, "не так сталося, як бажалося". По данным S&P Global Platts, из-за пандемии и слабого спроса на транспорт обострились проблемы автомобилестроителей по всему миру. В худшем случае мировой спрос на автомобили может упасть на 50% и более процентов.

 

Сразу после объявления ВОЗ пандемии 11 марта производство и продажи автомобилей в Китае снизились на 45% и 43% соответственно в сравнении с показателями 2019 года. Очень сильно рухнул рынок Индии.

 

Карантин в Индии был введен с 24 марта и должен был продолжиться до 14 апреля, но дважды продлевался – сначала до 3 мая, а затем до 17-го. Поэтому были закрыты все заводы Maruti Suzuki India.

 

Компания отчиталась о падении продаж легковых автомобилей в марте на 52% по сравнению с предыдущим годом и полном (заметим – ПОЛНОМ) отсутствии продаж в апреле на внутреннем рынке. Например, продажи крупнейшего в стране импортера Bajaj Auto снизились на 91% по сравнению с апрелем прошлого года.

 

С учетом неблагоприятной ситуации годом ранее (производство и реализация автомобилей в Индии с апреля 2019 года по март 2020 года сократились на 15% в годовом исчислении) и загрузки мощностей в первом квартале 2020-го на уровне 10-15%, кумулятивное снижение продаж в текущем фискальном году может составить 50%.

 

Автомобилестроение ЕС в апреле сократилось до самого низкого уровня с июня 1997 года. Объемы регистрации новых легковых автомобилей в марте в Германии (еще до пика карантина) снизились на 55%, до 567 308 единиц. В Италии количество регистраций упало на 85%, до 28 326 новых автомобилей. В апреле продажи упали на 97% по сравнению с апрелем 2019-го. В целом количество новых зарегистрированных авто в ЕС в первом квартале 2020 года снизилось на 26% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года – до 2,48 млн.

 

Заметались японские производители. Nissan Motor с перепугу решил сократить свое присутствие в Европе и расширить в Китае, Японии и США. Хотя не факт, что стратегия верная. В США продажи автомобилей в марте упали до 11,663 млн. единиц по сравнению с 17,190 млн. единиц в феврале. А по итогам апреля будут на историческом минимуме (цифра еще не подсчитана). Но аналитики питали надежду, что в мае, по мере возобновления производства, спрос может начать умеренное восстановление. Но как сказать...

 

Fiat-Chrysler ухудшил свой прогноз продаж на рынке США в 2020 году до 12,5 млн. единиц, что почти на 27% ниже предыдущей оценки компании в 17 млн. единиц. General Motors предусмотрительно отложил прогнозирование прибыли по итогам 2020 года из-за неопределенности, на всякий случай добавив $16 млрд. кредитных средств в свои денежные резервы. Остальные поступили примерно так же.

 

Падение автомобилестроения сильно ударило по спросу на сталь. По данным S&P Global Platts, цены на холоднокатаный прокат в США в апреле в среднем составляли $807,44/т по сравнению с $825,72/т в марте. Загрузка стальных мощностей упала в начале мая до 50% с 80% в начале марта.

 

Опять же больше всего сдала позиции Индия: местные сталелитейщики в апреле сократили производство стали на 69,5% по сравнению с апрелем 2019-го – до 2,8 млн. тонн ввиду отсутствия спроса.

 

Шесть ведущих предприятий страны работают менее чем на половину своих мощностей. Министерство стали Индии (есть там и такое) призвало власти штатов обеспечить хоть какую-то работу сталелитейных заводов страны, чтобы добывающие отрасли имели возможность и дальше вести добычу сырья, а металлурги ходить на работу.

 

Интересно, что по итогам первых двух месяцев 2020 года будущий кризис в металлургии еще почти не ощущался. Производство стали в мире выросло на 1,1% – до 294 млн. тонн, в Китае на 3,1% – до 154,7 млн. т. Негативная динамика затронула только ЕС (-9,1% за январь-февраль).

 

Но введение глобальных карантинных мер в марте отбросило отрасль в минус. Мировое производство стали в этом месяце упало на 6%. Отрицательные показатели апреля и мая, с учетом инерционности отрасли, будут на порядок выше.

 

По оценкам EUROFER, производство стали в ЕС в апреле покажет сокращение на 50% из-за кризиса. Количество заказов рухнуло сразу на 75%. В свою очередь ассоциация Eurometal отмечает, что спад спроса составил в различных сегментах рынка от 20% до 60%.

 

Аналитики прогнозируют Fitch, что сокращение спроса на сталь может затянуться до середины 2021 года. Все это время по основным видам металлопродукции будет фиксироваться снижение цен.

 

Удешевление стали потянуло за собой цены на железную руду и коксующийся уголь. Серьезного обвала нет только благодаря сохранению более-менее устойчивого производства стали в Китае и ограничению предложения от Бразилии и Австралии. Там все ушли на карантин.

 

Украинская металлургия начала переживать негативные тенденции еще осенью 2019 года. Поэтому формально снижение выплавки за первый квартал было незначительным: стали на 3% – до 5,3 млн. т, чугуна – на 2%, до 5,1 млн. т. Производство проката, наоборот, выросло на 3,5% – до 4,7 млн. т.

 

Мы же не производим высокотехнологические дорогие марки металлов для автомобильной и авиационной промышленности. Делаем заготовки попроще. Поэтому напрямую коллапс автомобилестроительной отрасли нас не задел. Но рикошетом ударил. Уже в апреле объемы производства стали могут упасть, по разным оценкам, примерно на 25%. А по отдельным сегментам и вовсе до 30% и даже до 50%.

 

Спасает сохраняющийся спрос на железную руду в Китае – он позволяет частично перебросить поставки сырья. Как следствие – украинские компании в марте 2020 года увеличили экспорт ЖРС на 11,4% по сравнению с мартом 2019-го – до $325,3 млн. Но на руде много не заработаешь.

 

Ситуация осложняется тем, что, как отмечают экономисты, украинская экономика слабо диверсифицирована, а продажа металла является одним из основных доходов страны. Ее доля в ВВП достигает 12%, а в доходах от экспорта 30%.

 

Неприятная для нас новость заключается в том, что очухавшаяся от эпидемии коронавируса металлургическая отрасль Китая восстанавливается быстрее, чем растет спрос на сталь. У китайцев скоро возникнет избыток продукции на складах, и они начнут демпинговать, сбывая ее на мировом рынке.

 

Дополнительным стимулом настойчиво сбывать продукции за границу станет снижение у них внутреннего спроса. К тому же американцы в условиях ухудшения отношений с Китаем из-за обвинений в сокрытии реальных масштабов эпидемии коронавируса могут ввести ограничения и торговые барьеры на поставки металла.

 

Увы, это не приведет к тому, что мы сможем заместить китайскую сталь своей. А создаст угрозу захвата китайцами наших привычных рынков сбыта. Все-таки их больше, они сильнее, проворнее и быстрее переориентируются. Да и политический вес играет роль. Поэтому известную поговорку металлургов "наша сила в плавках" стоит снабдить вопросительным знаком в конце.

 

Галина Акимова

 

Источник: http://versii.com/news/410251/






 












индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95