«Конституция Филиппа Орлика» как письменный памятник предательству собственного народа

30/06/2020


28 июня 2020 г. по случаю Дня Конституции президент Владимир Зеленский почтил «создателя первой украинской Конституции Филиппа Орлика», возложив цветы к «памятнику гетману в Киеве», бравурно отрапортовала пресс-служба главы государства, хотя в действительности данное сообщение представляет собой набор антиисторических пропагандистских клише и не более того.

«Выкрикнутый на царство» сторонниками изменника Ивана Мазепы, бежавшими в Османскую империю после поражения в Полтавской битве 1709 г., не был легитимным гетманом Войска Запорожского, что изначально перечеркивает правомочность т.н. «конституции» 1710 г., фактически представлявшей собой «предвыборную программу» очередной марионетки Карла XII в случае его победы в ходе Северной войны 1700-1721 гг. против России, после чего Малороссия должна была перейти под протекторат Швеции.

 

Как известно, с 1706 г. Ф. Орлик занимал при гетмане И. Мазепе должность генерального писаря: возглавлял войсковую канцелярию, исполнял обязанности государственного секретаря, ведал всей войсковой и государственной документацией, готовил указы и приказы, занимался корреспонденцией, отвечал за сохранность войсковой печати.

Генеральный писарь был первым советником гетмана, участвовал в переговорах на высшем уровне, принимал послов иностранных государств и войск. В военное время исполнял функции, близкие к функциям современного начальника Генерального штаба. Будучи еще в 1707 г. посвященным в планы гетмана перейти на сторону Карла XII в период русско-шведской войны, он полностью поддерживал эти намерения И. Мазепы, выполнял все его основные дипломатические поручения.

По свидетельству Густава Адлерфельда, камергера Карла XII и непосредственного участника Северной войны, сам же И. Мазепа подписал соглашение со ставленником шведского короля Карла XII на польском престоле Станиславом Лещинским, по которому Украина вновь возвращалась под власть Польши, за что гетман-изменник получал в свое распоряжение часть территории современной Беларуси.

«Вся Украина, включая княжества Северское, Киевское, Черниговское и Смоленское, должна вернуться под владычество Польши и оставаться под ее короной, за что Мазепа награждается титулом князя и получает Витебское и Полоцкое воеводства с теми же правами, которые имеет герцог Курляндский в своей земле», - говорилось в договоре.

После поражения 8 июля 1709 г. армии Швеции в Полтавской битве Ф. Орлик вместе с И. Мазепой и Карлом XII бежал в город Бандеры, который в тот период входил в состав Османской империи (ныне город входит в состав непризнанной Приднестровской Молдавской Республики).

2 октября 1709 г. И. Мазепа умирает на чужбине, по данным историков, его попросту заели вши, после чего 5 апреля 1710 г. беглая казачья старшина избирает Ф. Орлика «альтернативным» гетманом Войска Запорожского, поскольку еще 6 ноября 1708 г. легитимным гетманом в Глухове по указу российского государя Петра I был избран Иван Скоропадский.

При этом 9 ноября 1708 г. в Троицком соборе Глухова в присутствии Петра I митрополит Киевский, Галицкий и Малыя России Иоасаф (Кроковский) в сослужении архиепископа Черниговского и Новгород-Северского Иоанна (Максимовича) и епископа Переяславского Захарии (Корниловича) предал церковной анафеме И. Мазепу как клятвопреступника.

В тот же день в Глухове была совершена символическая казнь бывшего гетмана, которую русский историк Дмитрий Бантыш-Каменский описывает следующим образом: «вынесли на площадь набитую чучелу Мазепы. Прочитан приговор о преступлении и казни его; разорваны князем Меншиковым и графом Головкиным жалованные ему грамоты на гетманский уряд, чин действительного тайного советника и орден святого апостола Андрея Первозванного и снята с чучелы лента. Потом бросили палачу сие изображение изменника; все попирали оное ногами, и палач тащил чучелу на веревке по улицам и площадям городским до места казни, где и повесил».

12 ноября 1708 г. в Успенском соборе Москвы в присутствии царевича Алексея Петровича Местоблюститель Московского Патриаршего престола митрополит Рязанский и Муромский Стефан (Яворский) в сослужении собора архиереев совершил благодарственный молебен в связи с избранием в гетманы И. Скоропадского, после чего обратился к сослужащим архиереям: «Мы, собранные во имя Господа Иисуса Христа, и имеющие подобно святым апостолам, от самого Бога власть вязати и решити, аще кого свяжем на земли, связан будет и на небеси, возгласим: изменник Мазепа, за крестопреступление и за измену к великому государю, буди анафема!».

Но вернемся к событиям 5 апреля 1710 г. в городе Бендеры, где был принят документ, впоследствии объявленный доморощенными фальсификаторами истории «Конституцией Филиппа Орлика», который таковым не является.

Во-первых, Ф. Орлик не был законно избранным гетманом Войска Запорожского, будучи главарем мелкой шайки предателей, бежавших в шведском обозе на турецкую территорию после разгрома в Полтавской битве.

Примечательно, что в 1713 г. турецкий султан под давлением России и европейских держав распорядился силой выпроводить Карла XII из Бендер, при исполнении этого приказа произошло даже небольшое вооруженное столкновение шведов с янычарами, в котором Карл XII был ранен, потеряв кончик носа.

В нападении на шведский лагерь, в котором находилось около 300 человек (в том числе несколько десятков казаков гетмана Ф. Орлика и запорожцев), приняли участие 26 тысяч татарских и турецких янычар. Карл XII был арестован и вскоре выслан в Швецию. Эти события негативно повлияли на положение гетмана-самозванца, вынудив его эмигрировать в Европу, откуда Ф. Орлик безуспешно пытался получить прощение Петра I, как в свое время это пытался сделать И. Мазепа.

Во-вторых, подписанный Ф. Орликом документ не является «конституцией» ни по форме, ни по содержанию. Он был составлен в двух экземплярах - на западнорусском языке, который являлся одним из официальных языков Великого княжества Литовского, и на латыни.

В современном русском варианте название документа звучит так: «Договоры и постановления прав и вольностей войсковых между Светлейшим его милостью господином Филлипом Орликом, новоизбранным гетманом Войска Запорожского, и между генеральными особами, полковниками и тем же Войском Запорожским, с обеих сторон полным согласием утвержденные и при свободном избрании формальной присягой от того же светлейшего гетмана подтвержденные года от Рождества Христова 1710, месяца апреля, дня 5».

Современный украинский вариант документа, размещенный на сайте Верховной Рады, звучит следующим образом: «Договори і постанови прав і свобод військових між Ясновельможним Його Милості паном Пилипом Орликом, новообраним гетьманом Війська Запорізького, і між генеральними особами, полковниками і тим же Військом Запорізьким з повною згодою з обох сторін. Затверджені при вільному обранні формальною присягою від того ж Ясновельможного Гетьмана. Підтверджені 5 квітня 1710 року від Різдва Христового».

Таким образом, ни в русском, ни в украинском варианте данного документа нет термина «конституция». Но откуда же тогда взялся этот термин? Для ответа на поставленный вопрос нужно обратиться к названию документа на латыни, которое начинается такими словами: «Pacta et Constitutiones legum libertatumque Exercitus Zaporoviensis».

Именно термин «constitutiones» и был использован доморощенными «толмачами» для перевода названия соглашения как «Пакты и Конституции прав и вольностей Войска Запорожского» или «Конституция прав и свободы Запорожского Войска», хотя на самом деле в переводе с латыни на русский язык слово «constitutiones» звучит как «постановления» или «конституции» (всегда во множественном числе).

Что же представляет собой это соглашение, впоследствии объявленное «первой украинской конституцией»? По сути, его необходимо рассматривать как некую «предвыборную программу» преемника гетмана-изменника И. Мазепы, которая может быть реализована в случае победы Швеции в войне против России, после чего Украина, названная в соглашении «Отечеством Малороссийским» и «Малой Россией», должна перейти «под протекцию наияснейшего королевского величества шведского».

При этом территория Войска Запорожского определялась согласно Зборовскому договору от 8 августа 1649 г., заключенному между предводителем казацкого восстания Богданом Хмельницким и польским королем Яном Казимиром после тяжелейшего поражения поляков под городком Зборов, согласно которому Варшава признала самоуправление малороссийского казачества в пределах Киевского, Черниговского и Брацлавского воеводств и верховенство гетмана на этих территориях.

В этой связи новоявленный «гетман в изгнании» согласился на классическую для эпохи Средневековья «избирательную капитуляцию», подписав в статусе кандидата на выборный государственный пост документ, с перечнем принятых на себя обязательств перед выборщиками. Документ регламентировал отношения между гетманом и казацкой верхушкой, ограничивая власть гетмана в пользу Генеральной старшины как высшей центральной военной и гражданской администрации под гарантии шведского короля Карла XII: мазепинцы просят, чтобы «его величество и его наследники, светлейшие короли шведские, титуловались постоянными протекторами Украины».

Следует также отметить, что в т.н. «первой украинской конституции» содержатся весьма противоречивые тезисы: ее составители были сторонниками хазарского мифа о происхождении малороссийского казачества. Как известно, хазары были тюркоязычным кочевым народом, создавшим в середине VII в. собственное государство - Хазарский каганат, после чего в VIII-IX вв. часть хазар во главе с правящим родом перешла в иудаизм.

При этом решающую роль в разгроме Хазарии сыграло Древнерусское государство: в 969 г. князь новгородский и Великий князь Киевский Святослав Игоревич покорил Итиль - хазарскую столицу в устье Волги, и Семендер - второй крупный хазарский город, находившийся на побережье Каспийского моря, сокрушив Хазарский каганат.

Правда, провозглашая казаков преемниками хазар, составители документа тут же заявляют, что новоизбранный гетман должен будет заботиться о том, чтобы «ни одно другое иноверие в Отечестве нашем не было внедрено. Если такое тайно или явно появится, тогда властью своей должен его искоренять, а проповедничество и распространение его не допускать. Иноверцам сожития на Украине, а особенно зловерию жидовскому, не позволять».

Как и заявляют о том, что Киевская митрополия должна быть выведена из-под омофора Русской Православной Церкви и снова подчинена Константинопольскому патриархату, тем самым подтверждая, что для беглых мазепинцев, как и их современных последователей, вопрос церковной юрисдикции является чисто политическим. Согласно документу, гетман должен «прилагать все усилия, чтобы одна вера православная восточного исповедания, под послушанием святейшего апостольского трона Константинопольского, навеки утверждена была».

Так называемая «Бендерская конституция» очередной шведской марионетки Ф. Орлика так никогда не вступала в законную силу: 10 сентября 1721 г. был подписан Ништадтский мирный договор, ознаменовавший поражение Швеции в войне против России.

По условиям договора, Россия закрепила выход к Балтийскому морю: к ней отошли часть Карелии, расположенной к северу от Ладожского озера, с Выборгом, Ингерманландия от Ладоги до Нарвы, часть Эстляндии с Ревелем, часть Лифляндии с Ригой, острова Эзель и Даго.

При этом за Лифляндию и Эстляндию с островами Россия выплатила Швеции выкуп в 2 млн. ефимков (1,3 млн. рублей), получив их «на вечные времена». Договором также предусматривалась амнистия «преступникам и перебежчикам», однако она не распространялась на последователей гетмана-изменника И. Мазепы.

Тем не менее, пресловутая «конституция Орлика» вошла в историю как письменный памятник предательству горстки отщепенцев, которые, даже будучи изгнанными на чужбину собственным народом, сохранившим верность завету Б. Хмельницкого быть «навеки вместе» с Россией, продолжали вынашивать планы передачи Малой Руси под «постоянный протекторат» Швеции, которым не суждено было сбыться. Первой же Конституцией Украины как независимой республики, вступившей в законную силу, является Конституция Украинской ССР, принятая 10 марта 1919 г. на III Всеукраинском съезде советов в Харькове, ставшем столицей УССР, и этот общепризнанный факт не удастся вычеркнуть из памяти никаким фальсификаторам истории.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95