"Реинтеграция Донбасса" как инструмент дезинтеграции Украины

22/01/2018


18 января 2018 г. Верховная Рада приняла в окончательной редакции скандальный президентский законопроект «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (о реинтеграции Донбасса), объявляющий Россию «агрессором» и «оккупантом», а самопровозглашенные республики Донбасса - «временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях».

Данное голосование, фиксирующее очевидный факт одностороннего выхода майданного Киева из Минских соглашений, состоялось в 364-ю годовщину со дня воссоединения Украины и России на Переяславской Раде, и ознаменовало стремление современных последователей двух «Иванов, родства не помнящих» - гетманов-предателей Выговского и Мазепы – к перечеркиванию завещания гетмана Богдана Хмельницкого «навеки быть едино» двум ветвям единого русского народа даже ценой уничтожения территориальной целостности современного украинского государства.

 

Как говорится в преамбуле размещенного на сайте парламента законопроекта, документ, в частности, принят «подтверждая неотъемлемое суверенное право Украины на самооборону в соответствии со статей 51 Устава Организации Объединенных Наций».

Законом установлено, что «временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях на день принятия этого закона признаются части территории Украины, в пределах которых вооруженные формирования Российской Федерации и оккупационная администрация Российской Федерации установили и осуществляют общий эффективный контроль» (ст. 1).

Согласно нормам закона, «временная оккупация Российской Федерацией территорий Украины, определенных частью первой статьи 1 этого закона, независимо от ее продолжительности является незаконной и не создает для Российской Федерации никаких территориальных прав» (ст. 2).

Как отмечается в статье, «деятельность вооруженных формирований Российской Федерации и оккупационной администрации Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях, что противоречит нормам международного гуманитарного права, является незаконной, а любой изданный в связи с такой деятельностью акт является недействительным и не создает никаких правовых последствий».

В то же время в ней определено, что данное положение не действует в отношении «документов, подтверждающих факт рождения или смерти лица на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях, которые прилагаются к заявлению о государственной регистрации рождения лица и заявлению о государственной регистрации смерти лица соответственно».

Нормами данной статьи определено, что «ответственность за моральный и материальный ущерб, причиненный государству Украина, органам государственной власти и органам местного самоуправления, физическим и юридическим лицам, возлагается на Российскую Федерацию».

Этой статьей также установлено, что «лица, которые принимают участие в вооруженной агрессии Российской Федерации или привлечены к участию в оккупационной администрации Российской Федерации, несут уголовную ответственность за деяния, нарушающие законодательство Украины и нормы международного гуманитарного права».

Согласно закону, «государственная политика по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях базируется на Конституции и законах Украины, международных договорах, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, принципах и нормах международного права» (ст. 3).

В этой связи «Целями государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях являются:

1) освобождение временно оккупированных территорий в Донецкой и Луганской областях и восстановление на этих территориях конституционного строя;

2) защита прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц;

3) обеспечение независимости, единства и территориальной целостности Украины» (ст. 4).

Исходя из этого, законопроектом отменяется нынешний режим «антитеррористической операции» (АТО) в пользу применения мер «по обеспечению национальной безопасности и обороны» с привлечением ВСУ и других военных формирований с целью «сдерживания и отпора российской вооруженной агрессии в Донецкой и Луганской областях» (ст. 8).

При этом статьей 9 определено: «Стратегическое руководство силами и средствами Вооруженных Сил Украины, других военных формирований, Министерства внутренних дел Украины, Национальной полиции Украины, центрального органа исполнительной власти, реализующего государственную политику в сфере гражданской защиты, которые привлекаются к осуществлению мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях, осуществляет Генеральный штаб Вооруженных Сил Украины».

Непосредственное руководство этим процессом «осуществляет командующий объединенных сил, который назначается президентом Украины по представлению начальника Генерального штаба - главнокомандующего Вооруженных Сил Украины». «Командующий объединенных сил реализует свои полномочия через Объединенный оперативный штаб ВСУ. Полномочия командующего объединенных сил и положение об Объединенном оперативном штабе определяются и утверждаются президентом Украины», - отмечается в статье.

Согласно нормам статьи 10 закона, «Командующий объединенных сил с учетом безопасности обстановки вправе ограничивать въезд лиц на временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей и выезд». В то же время в статье определено, что «Порядок въезда лиц, перемещения на временно оккупированные территории в Донецкой и Луганской областях и выезда лиц, перемещения товаров из таких территорий определяется Кабинетом Министров Украины».

Данная статья также наделяет силовиков фактически неограниченными возможностями в зонах безопасности, прилегающих к району боевых действий, «во время отпора вооруженной агрессии» под предлогом «крайней необходимости».

Согласно закону, сотрудники силовых ведомств получают право:

- применять оружие и специальные средства к лицам, совершившим или совершающим правонарушения;

- проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие личность, а в случае отсутствия документов - задерживать их для установления личности;

- осуществлять личный досмотр граждан, досмотр их вещей, транспортных средств и вещей, которые ими перевозятся;

- временно ограничивать или запрещать движение транспортных средств и пешеходов на улицах и дорогах;

- входить (проникать) в жилые и иные помещения, на земельные участки, принадлежащие гражданам, на территорию и в помещения предприятий, учреждений и организаций;

- использовать в служебных целях средства связи и транспортные средства, принадлежащих гражданам (с их согласия), предприятиям, учреждениям и организациям.

 

Вместе с тем основной интригой законопроекта стал вопрос о включении либо же не включении в его текст упоминаний о приверженности официального Киева соблюдению Минских соглашений по политическому урегулированию внутриполитического вооруженного конфликта на Донбассе.

 

Как известно, еще 13 ноября 2017 г. в эфире телеканала «112» народный депутат от «Блока Петра Порошенко», секретарь профильного парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Иван Винник заявил, что даже косвенное упоминание обязательств Украины в рамках Минских соглашений было вычеркнуто из согласованного всеми фракциями Верховной Рады текста законопроекта о реинтеграции Донбасса.

«Мы полностью вычистили упоминания о Минских соглашениях в любом виде. В первом чтении кое-где упоминалось, что Украина должна обеспечить выполнение межгосударственных и международных соглашений в связи с войной с Российской Федерацией. Это могло трактоваться как выполнение Минских соглашений. Мы и эти упоминания убрали, чтобы не возбуждать зал», - сообщил парламентарий.

И действительно, в подготовленном ко второму чтению тексте законопроекта, который размещен на сайте парламента, была полностью переписана статья 7, поддержанная парламентариями в первом чтении в ходе голосования 6 октября 2017 г., в которой и содержались ссылки на Минские соглашения.

Изначально ч. 1 ст. 7 данной статьи была изложена в следующей редакции: «При осуществлении органами государственной власти Украины, их должностными лицами политико-дипломатических мероприятий по восстановлению территориальной целостности Украины в пределах международно признанной границы Украины обеспечивается приоритетность выполнения безопасностных положений Минского протокола от 5 сентября 2014 года, Минского меморандума от 19 сентября 2014 года и «Комплекса мер» от 12 февраля 2015 года с целью создания необходимых условий для политического урегулирования в соответствии с нормами и принципами международного права и законодательства Украины».

Но в подготовленном ко второму чтению тексте законопроекта данная статья была изложена в такой редакции: «Российская Федерация как государство-оккупант в соответствии с IV Гаагской конвенцией о законах и обычаях войны на суше и приложением к ней: Положения о законах и обычаях войны на суше от 18 октября 1907 года, IV Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 года и Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I), от 8 июня 1977 года обязана обеспечить защиту прав гражданского населения и создать необходимые условия для его жизнедеятельности» (ч. 1 ст. 7).

«Факт окончательного вывода и полного отсутствия всех вооруженных формирований Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях в порядке, определенном этим законом, устанавливается министром обороны Украины и министром внутренних дел Украины путем совместного представления Президенту Украины, который исключительно на этом основании принимает соответствующее решение» (ч. 2 ст. 7).

Однако в ходе проходившего 18 января 2018 г. голосования за принятие законопроекта в окончательной редакции, вышеупомянутый депутат от «Блока Петра Порошенко» И. Винник зачитал ряд поправок, среди которых было такое предложение: «В статье 7 законопроекта восстановить часть 1 в редакции автора проекта».

Данная инициатива была поддержана 264 голосами парламентариев. Это было воспринято в СМИ как восстановление принятой в первом чтении редакции статьи закона о необходимости выполнения майданными властями своих обязательств по мирному урегулированию ситуации на Донбассе, но в тот же день в комментарии журналистам депутат от БПП опроверг сведения о наличии в законопроекте ссылок на Минские соглашения.

По его словам, озвученные им поправки к законопроекту под стенограмму якобы касались не президентского текста, а текста, который был подготовлен ко второму чтению профильным комитетом парламента, в котором на самом деле нет ссылок на Минские договоренности. И. Винник добавил, что, поскольку еще раньше под стенограмму было озвучено, что из текста президентского законопроекта изымаются все упоминания о Минских соглашениях, поэтому никаким образом в текст эти упоминания не могли быть возвращены.

 

Следовательно, ситуация в этом вопросе окончательно прояснится только после официальной публикации принятого законопроекта, однако в любом случае очевидно одно: своим голосованием майданная Верховная Рада в одностороннем порядке окончательно вывела Украину из Минского процесса.

 

Ведь в Минских соглашениях однозначно определено, что Россия не является стороной вооруженного конфликта на Востоке Украины, при этом выступая в роли гаранта их выполнения участниками внутриполитического противостояния в лице центрального правительства в Киеве и самопровозглашенных республик Донбасса наряду с Германией и Францией, что закреплено резолюцией Совета Безопасности ООН от 17 февраля 2015 г., имеющей высшую юридическую силу по отношению к нормам внутреннего украинского законодательства.

По сути, это подтвердили сами же депутаты Верховной Рады из майданного лагеря, отказавшись вносить в законопроект о реинтеграции Донбасса поправки о разрыве дипломатических отношений с Россией и денонсации подписанного в 1997 г. Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной (т.н. «Большого договора»).

Тем самым парламентарии фактически признали тот очевидный факт, что наши страны не находятся в состоянии войны, собственноручно дезавуировав сделанную в преамбуле закона ссылку на суверенное право Украины на самооборону от мифического российского «агрессора» и «оккупанта» на исполнение 51 статьи Устава ООН.

Вместе с тем, признав самопровозглашенные республики «временно оккупированными территориями», майданные депутаты заложили правовой фундамент для возобновления полномасштабных боевых действий на Донбассе, фактически сделав невозможной реинтеграцию этих территорий в состав украинского государства в «особом статусе», который должен быть предоставлен на постоянной основе и закреплен в Конституции.

Такой шаг перечеркивает переговорный процесс по вопросу принятия закона о проведении местных выборов в ЛДНР в согласованной между Киевом, Донецком и Луганском редакции на исполнение Минских соглашений. А возвращаться в состав Украины после насильственного «освобождения», как это предусмотрено законом о реинтеграции Донбасса, без соблюдения гарантированных Минскими соглашениями прав, они явно не желают.

В их числе право на амнистию от уголовного преследования со стороны киевских властей, свободное использование русского языка, особый порядок назначения руководителей органов прокуратуры и судов, создание отрядов народной милиции, введение особого режима осуществления хозяйственной и инвестиционной деятельности с целью восстановления экономики и инфраструктуры Донбасса, углубление трансграничного сотрудничества с Россией и т.д.

Поскольку же майданная Украина в нарушение принятых на себя международных обязательств по мирному разрешению внутриполитического конфликта отказалась от предоставления мятежному Донбассу всех вышеперечисленных прав, по сути, провозгласив курс на военный разгром самопровозглашенных республик, то ни о какой мирной реинтеграции неподконтрольных территорий в состав украинского государства больше говорить не приходится.

Единственными позитивными нововведениями принятого закона можно считать признание центральными властями в Киеве выданных фактическими властями Донецка и Луганска документов, подтверждающих факт рождения или смерти лица на неподконтрольных Киеву территориях Донбасса, и поручение Кабинету Министров разработать новый порядок въезда-выезда лиц и перемещения товаров через линию соприкосновения на Донбассе.

В первом случае, депутаты фактически узаконили уже существующую судебную практику официального признания выданных самопровозглашенными республиками документов. Во втором – создали правовую базу для возобновления взаимной торговли между Киевом и ЛДНР, запрещенную президентским указом N62/2017 от 16 марта 2017 г., подписанным П. Порошенко под давлением организаторов транспортной блокады Донбасса.

Правда, последний тезис уже опроверг в интервью журналистам депутат от БПП И. Винник. «Ни о какой торговле в законе речь не идет, там даже нет упоминания понятия «торговля». Есть нормы о перемещении товаров личного употребления физическими лицами. Что также будет регулироваться постановлением Кабмина. Ни о каком перемещении товаров или коммерческих отношениях речь не идет. Это запрещено решением СНБО», - заявил он.

В этой связи остается лишь дождаться утверждения правительством нового порядка перемещения лиц и товаров через линию разграничения, после чего и станет окончательно понятно, идет ли речь о возобновлении коммерческой торговли между участниками внутриполитического конфликта, либо же о регламентировании порядка перемещения ручной клади для личного использования и не более того.

В общем, таковы будни украинского политического дурдома: майданные власти продолжают якобы «воевать» с «российским агрессором», при этом отказываясь расторгать дипломатические отношения и «Большой договор» о дружбе и сотрудничестве и одновременно наращивая товарооборот с «оккупантом», который по итогам 11 месяцев 2017 г. увеличился на 28,6%, до $9,36 млрд.

Параллельно с этим правящий режим продолжает курс на ущемление элементарных человеческих прав как населения подконтрольных Киеву территорий на линии соприкосновения, так и населения неподконтрольных территорий за линией соприкосновения. И в результате такой преступной политики все большее количество местных жителей начинает воспринимать именно украинское государство в качестве «агрессора» и «оккупанта», ведь получается, что киевские власти якобы «воюют» с Россией, а страдают от этого именно граждане Украины.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО


Распечатать статью



 






Пресс-cлужба ПСПУ

г. Киев ул. Крещатик, 42-А, офис 13
тел. 483-32-57

Электронная почта:
pspu@tsu.net.ua
n-vitrenko@yandex.ru
Мобильный телефон:
+380676919341