Витренко: Полиция толкает нас защищать свои права с оружием в руках. Репортаж из зала суда

21/03/2018


 

 

Собираясь на суд с полицией, безусловно, я понимала, что это схватка с властью, что её представители будут изворачиваться, отрицать свою вину. Вину за то, что полиция не защитила мои права (и не только мои, но и Владимира Марченко) выйти из своей квартиры и вместе с киевлянами в мирной акции возложить цветы к Могиле Неизвестного солдата в день государственного праздника, День Победы 9 мая 2017 г., в праздник свято почитаемый мной и ПСПУ.

Когда я подала 19 мая 2017 г. свой иск в Окружной административный суд Киева на противоправную бездеятельность полиции, судья Добрянская тут же отказалась открыть судебное производство, вообще не увидев предмета рассмотрения для административного суда. Слава Богу, коллегия судей Киевского апелляционного административного суда при внимательном рассмотрении вопроса (с моим участием) 6 июля 2017 г. удовлетворила мою жалобу и отменила решение Добрянской, отправив дело на новое рассмотрение. Я уже победила в том плане, что теперь каждый гражданин Украины может в административном суде обжаловать бездеятельность полиции. После открытия дела по аналогичной ситуации с Марченко, оба наши дела объединили в одно производство.

 

Кратко в чём их суть.

В 7. 30 утра 9 мая 2017 года в дверь моей квартиры начали звонить неизвестные мне люди, затем представившиеся как представители «Национального корпуса».

Это политическое крыло батальона «Азов», открыто исповедующее нацистскую идеологию и животной ненавистью ненавидящее меня, нашу Прогрессивную социалистическую партию Украины как своих политических оппонентов.

В глазок двери я увидела 4-5 человека (в основном девушек), которые потребовали, чтобы я вышла к ним или их впустила в свою квартиру. Ибо они, видите-ли «заботятся о моей безопасности и не рекомендуют принимать участие в каких-либо сегодняшних акциях». Мои доводы о правах, гарантированных мне Конституцией Украины и Европейской конвенцией по правам человека на них никакого воздействия не произвели.

Я вынуждена была вызвать полицию по телефону «102». Звонила в 7.40 После чего сообщила об угрозах и Владимиру Марченко (моему заместителю по партии), и одному из сотрудников Уполномоченного по правам человека. Понятно, что и они вызвали полицию на мой адрес.

Полиция прибыла через час! В 8.40. Позвонив на мой телефон, полицейский потребовал, чтобы я открыла дверь и собственноручно написала заявление. Зная о потакании украинской полиции нацистам и находясь одна в квартире я, естественно, понимала, что под этим предлогом они ворвутся в мой дом и расправятся со мной. При этом оттеснив полицейского или тупо отключив его. Что интересно: в тот момент я ещё не знала, что нападающих  было не 5 человек, а где-то 80!!!

Об этом лишь на следующий день мне рассказали соседи. 4-5 молоденьких девочек стояли непосредственно у моих дверей в коридоре, а ещё 10 хлопцев (!) за углом у лифта. И ещё 60-65 человек (!!!) заполонили всю лестничную клетку и стояли у подъезда. Зачем??? Убеждать меня в непатриотичности празднования «савецкой победы»? Да у меня отец всю войну прошёл, для меня этот праздник самый светлый из всех!

Мне пришлось объяснить полицейскому, что он и без моего заявления обязан знать что делать – установить личности нарушителей порядка и очистить от них мой коридор, обеспечив мне свободу передвижения, а затем найти и наказать нарушителей закона в соответствии с Уголовным кодексом Украины. Полицейский ещё задал мне вопрос: «А Вы видели, как разрисовали Вам коридор?». «Конечно, нет», - ответила я. Ведь я не выходила из квартиры. Потом уже все эти  скабрезные граффити мы засняли 10.05. 2017 г. (см. видео https://youtu.be/jhlmQrzhON4 ),и фото, и видео передали в полицию. Как передали и видео, снятое с сайта самого «Национального корпуса», где перед камерой телеканала «ZIK» нацисты бахвалились тем, что заблокировали Витренко.

Что там делал полицейский, я не знаю, но через 10-15 минут после разговора с ним, звонки и грохот в дверь продолжились, что вынудило меня в 11.00 вновь вызывать полицию. Ждать пришлось минут 40. Опять он заявил такое же требование - мне выйти, или его впустить в квартиру. Опять я цитирую полицейскому его функциональные обязанности и опять через 10-15 минут после разговора с ним возобновляются звонки и грохот в мою дверь.

В 12.15 я третий раз вызываю полицию, в 12.30 она приезжает и наконец-то к 13.40. прекращается возня у моей двери, прекращаются звонки.

Итак, более 5 часов нацисты травили меня и блокировали мою квартиру. Конечно, в парк Славы я уже не могла поехать...

 

В то же самое время, 9.05.2017 г. нацисты (человек 15) ломились в квартиру Владимира Марченко.

Ему ломали дверь, выбивали замок, обписали стену. Владимир Романович был вынужден вызвать к себе полицию. Первый раз он звонил в 8 часов, полиция прибыла лишь  через 40 мин. И ничего не сделала, чтобы арестовать нацистов и освободить от них коридор. Повторный вызов полиции был в 12 часов. И только после прибытия, полиция, нападающих разогнала. После чего Владимир Марченко открыл дверь, впустил полицейских к себе в квартиру и в их присутствии написал заявление о преступлении. Все его показания тут же подтвердили жена, дочь и две несовершеннолетние внучки (которые были страшно напуганы боевиками, ломящимися в дверь).

Вы думаете кто-либо из нападавших на наши квартиры наказан? Нет, эта реформированная, люстрированная, суперевропейская полиция палец о палец не ударила, чтобы выполнить нормы своего же закона «О Национальной полиции», нормы Конституции Украины, Европейской конвенции по правам человека, чтобы защитить наши права.

Решениями судов (я выиграла суд 23.06.2017 г., Марченко 26.07. 2017 г.) мы принудили полицию открыть уголовные дела против нацистов, напавших на нас. По Марченко полиция так ничего и не сделала! А по мне «сыграла в дурочку» - 4.08.2017 г. уголовное дело открыла, а 22.08.2017 г., срочно его закрыла, никаких нарушений закона не обнаружив! Я вынуждена была опять подавать в суд. Выиграла три судебных процесса, решения которых обязали следователя Оболонского УП ГП НП г. Киева С. Подлужняка вновь открыть дела по ч.1 ст15 и ст115, ч.3 ст. 146, ч.2 ст.236 и ч.1 ст. 346. Я эти процессы выиграла 9,10 и16 ноября 2017 г. но сейчас уже март заканчивается, ничего до сих пор не сделано! Следствие молчит.

Для меня и нашей оппозиционной партии очевидно, что под прикрытием лозунгов о европейских ценностях, европейской демократии, европейском выборе, - в действительности в Украине организовано, укрепляется и действует тоталитарное, по всем признакам нацистское государство. Боевым его ядром, карательным органом режима стал альянс нацистов с правоохранителями. Почти полная аналогия с тридцатыми годами прошлого века, с нацистской Германией. Там боевики режима в лице партийных структур СС и СА физически уничтожали под прикрытием власти всех неугодных нацистскому режиму. Можно вспомнить трагедии «Хрустальной ночи» и «Ночи длинных ножей». На Нюрнбергском Военном трибунале преступления нацистского режима и партийных структур нацистов осудили. Но жертвам от этого не легче.

Но отличие нынешней Украины от нацистской Германии в том, что существует и национальное, и международное законодательство, которое гарантирует каждому человеку и неприкосновенность личности, защиту его достоинства и свободу передвижения, и неприкосновенность жилья, и право на участие в мирных акциях, в политической жизни страны, в том числе в оппозиционной партии. С точки зрения юриспруденции – это общественные отношения и общественный порядок, которые охраняются законодательством Украины, в частности, Уголовным кодексом. Перечислю статьи УК которые охраняют наши права (как основу общественных отношений), руководствоваться которыми обязаны полицейские. Это статьи 15, 115, 127, 128, 137. 147, 161, 162, 170, 171, 258, 296, 340, 346, 349, 350 УК Украины.

 

Суд 1-й инстанции Добрянской пришлось 13.03.2017 г. начать. Вместо 3-х ответчиков (Национальная полиция, МВД и патрульная служба), явился только представитель Национальной полиции, некто Гринцов Н.Н.

Но что он наговорил! Это нужно читать в подлиннике! Я приведу его выступление в суде на украинском языке (см. видео: https://youtu.be/WFC3nTA90mQ, с 53 мин. до 1. 13.00 ) и перевод на русском.

 

Выступление в Окружном административном суде г. Киева представителя Национальной полиции Украины Гринцова Николая Николаевича 13.03.2018

 

Национальная полиция иски не признаёт, считает их безосновательными, а также политически мотивированными.

Во-первых, если из пояснений истцов следует, что им мешали выйти из помещений, их блокировали, возникает вопрос: «Почему после прибытия полиции они не открывали двери?» Но это вторично. Первично то, что Национальная  полиция действует на исполнении ст.8 Закона Украины «О Национальной полиции» в пределах предоставленных полномочий и компетенции. Действительно, в соответствии со статьёй 10 Национальная полиция является политически непредвзятой. Мне не понятно какие там прозрачные намёки делают пани Витренко и пан Марченко в отношении определённой связи Национальной полиции с радикальными движениями. Если такое есть, пусть подают заявления о преступлении и эти заявления расследует прокуратура. Потому что любые намёки о причастности или связи полиции с праворадикальными движениями или (как они считают) с некими нацистскими движениями, являются основанием для расследования в рамках  уголовного производства, а не пустых угроз или оскорблений.

 

В отношении событий 9 Мая, следует сказать, что действительно, 9 мая в адрес Оболонского управления полиции поступили вызовы пани Витренко, а именно, в 7.40 и 7.46, что определено в системе «Армор», о том, что в отношении её осуществляется нападение, ей выбивают двери. А заявителем является народный депутат Украины Витренко Наталия Михайловна. По данному вызову был направлен на место реагирования патрульный экипаж управления патрульной полиции

.

Вопрос судьи :«Когда  был  направлен?»

Он был направлен в 7.44 и прибыл на место в 7.48. Есть распечатка.  Данный наряд прибыл на место происшествия и увидел группу лиц, которые находились на этаже. Этаж был разрисован. Но фактически полицейские не зафиксировали противоправных действий со стороны названных лиц. Они не разрисовывали двери, они не разрисовывали стены, они просто там находились. На вопрос чего они там находятся, они ответили, что просто стараются пообщаться с пани Витренко. Действия патрульных состояли в следующем: они старались связаться с заявительницей, которая, несмотря на то, что полицейские  неоднократно  звонили ей  в двери, а также  набирали на мобильный телефон (что также  подтверждается видеозаписью),  пани Витренко  отказалась открывать двери и отказалась с полицейскими общаться.

 

Вопрос судьи: «Чем это подтверждается?»

Это подтверждается, во-первых, документами, которые поданы в ходатайстве на замену ненадлежащего лица о факте выезда и фамилиях работников патрульной полиции, которые выезжали. А также видеозаписью, предоставленной пани Витренко, на котором чётко зафиксировано, что патруль Форд 0552  прибыл на место событий, общался с лицами, которые там находились. Лица ничего противоправного не совершали. А полицейский неоднократно подходил к дверям пани Витренко, звонил в двери (это зафиксировано видеокамерой), потом набрал телефон, названный в заявлении. Пани Витренко ему сказала, что открывать двери ему она не будет. И указанное он огласил прилюдно.

 

Полицейские в дальнейшем место событий не покидали. Они находились на месте событий и проводили профилактические беседы. Это также подтверждается видеозаписью, когда старший наряда патрульный полицейский Свинобой пригласил лицо, которое себя определило представителем названных лиц, для проведения профилактических бесед в отношении недопустимости хулиганских действий на этаже. И это также подтверждается видеозаписью, предоставленной пани Витренко.

 

В отношении дальнейшего нереагирования. В дальнейшем телефонные вызовы пани Витренко были в 7.49, 8.10, 8.12, потом поступили в 11.21, 11.52. Эти вызовы получало Оболонское управление полиции, которое переадресовывало управлению патрульной  полиции и на эти вызовы выезжали дополнительно экипажи Форд 0503, Форд 0506 и  Форд 0519. Т.е. на месте происшествия находились патрульные полицейские в составе 4-х экипажей, которые контролировали публичный порядок, зная о принадлежности пани Витренко к политическому движению, учитывая её статус как общественного деятеля, патрульные  полицейские  находились в месте вызова, контролировали события. И за время их пребывания фактов  противоправных действий в отношении пани Витренко и её имущества не происходило, не было зафиксировано.

 

В дальнейшем, по заявлению пани Витренко было открыто уголовное производство по ч.2 ст. 296, о которой она говорила. В данном случае досудебное расследование осуществляется  Оболонским УП ГП НП г. Киева. Но это уже вопрос, который должен рассматриваться в рамках уголовного производства.

 

Изложенное свидетельствует о том, что работники межрегионального территориального органа (в данном случае патрульной полиции) прибывали на место происшествия и применяли средства для защиты публичного порядка. Фактов нарушения публичного порядка, а именно, как отмечается, выбивания дверей или озвучивания каких-либо угроз, или разрисовывания стен во время пребывания сотрудников полиции зафиксировано не было. Фактов попыток принуждения пани Витренко или попыток повредить её имущество также зафиксировано не было. Патрульные полицейские, а также полиция, действуя в рамках имеющихся полномочий, не имеют права безосновательно разгонять людей только потому, что они находятся на этаже, ничего противоправного не делая. Это чётко предусмотрено Законом Украины «О Национальной полиции», на который посылались и истцы как на основание бездеятельности работников полиции, а также это предусмотрено статьёй 32 Конституции Украины, в которой предусмотрено, что ограничение права граждан на мирные собрания может быть установлено только законом.

 

К сожалению, в данный момент, Ваша честь, на Украине отсутствует закон, регулирующий проведение мирных массовых сборов. Вследствие этого осуществлять прекращение из-за того, что они может быть незаконно находятся на этаже, полицейские права не имеют. Это уже утверждено  и судебной практикой, и делами, которые проводились в отношении мирных массовых собраний и в 2012 году, и в 2013-м, и в 2014-м.  Чётко определено, что если лицо не совершает каких-либо противоправных действий, его просто принудить покинуть место, потому что это нарушает публичный порядок, полицейский не имеет права.

 

В отношении пана Марченко: 9 мая Национальная полиция зафиксировала факт  2-х вызовов, которые  поступили от пана Марченко. Названные вызовы относятся к противоправным действиям, которые происходят по адресу в Оболонском районе и касались противоправных действий происходили в отношении пани Витренко Наталии Михайловны. Других никаких вызовов фактически не получали. В связи с этим, подтверждать или опровергать факты вызова паном Марченко полицейских по месту своего проживания,  у меня, как представителя  Национальной полиции, нет  возможности. Но учитывая то, что пан Марченко ссылается на то,  что его заявление о  преступлении  рассматривалось Печерским управлением полиции Главного управления Национальной полиции г. Киева, возможно этот вопрос  логичнее поставить представителям названного территориального органа.

 

Кроме того, в отношении  объёма доказательств, предоставленных истцом в подтверждение нарушенных своих  прав. Хотел бы акцентировать внимание на  следующем: в отношении пани  Витренко, была предоставлена  в распоряжение суда  видеосъёмка, возможно сделанная, скопированная с сайта «Национального  корпуса» или  другой общественной организации. Названная видеосъёмка была сделана журналистами телеканала  «Зик»  и фиксировали  факты проведения  мирного собрания на этаже,  целью  которого  было просто провести переговоры с  пани Витренко. На указанной  видеосъёмке отсутствуют какие-либо факты  противоправных действий со стороны лиц, попавших в поле зрения видеокамеры. Указанное видеодоказательство фиксирует факт прибытия и пребывания в месте события одного из экипажей, который прибыл по вызову  пани  Витренко. Указанное видеодоказательство фиксирует, что пани  Витренко отказывалась сотрудничать с представителями полиции,  озвучивать свои требования и конкретные нарушенные её права и  получать  защиту от  Национальной. полиции. В период, как отмечает пани Витренко, до 2-х часов она  не имела возможности выйти из квартиры,- это не отвечает действительности. Поскольку в случае, если бы у неё возникло желание оставить квартиру, Национальной полицией, а именно работниками управления патрульной полиции, ей была бы обеспечена надлежащая защита от любых  противоправных посягательств. Но пани Витренко отказалась, прошу обратить внимание, по своей воле отказалась открывать и сотрудничать с работниками полиции.

 

В отношении разрисовок, так называемых граффити, которые были зафиксированы указанной видеосъёмкой, а также определёнными  фотографиями, предоставленными в распоряжение  суда. На указанных снимках отсутствуют какие-либо граффити, которые содержат оскорбительное содержание относительно  истицы. Отсутствует связь с её личностью. Действительно, истица возможно, себя отождествляет с теми надписями, которые были написаны на её этаже, но вместе с тем они не дают возможности 100%  утверждать, что эти надписи адресованы ей, а не любому другому жителю этого этажа. При этом хочу  отметить, что по факту хулиганских  действий  по заявлению  пани  Витренко указанные надписи  являются предметом  досудебного расследования в рамках уголовного производства, проводимого  Оболонским  управлением полиции.

 

Хотел бы сказать, что истец не предоставил никаких доказательств  своих живописных описаний по выбиванию его двери, по запуску слезоточивого газа,  по бездеятельности представителей полиции, которые прибывали на место происшествия. В распоряжение суда предоставлено фото дверей, которое тяжело связать с тем, что это помещение пана Марченко,  что двери стали объектом  нападения,  а именно, выбивания. Может быть я  не прав, но вообще  не видно,  чтоб  двери были подвержены каким-либо противоправным  действиям, кроме того, что они содержат плохо различимые надписи: «Здесь...мир..» и всё. Каких-либо других доказательств,  о том, что какие-то  политические представители политических партий, общественных сил или какие-то другие лица старались проникнуть,  запугать или удержать  пана Марченко от участия  в общественных мероприятиях, которые проводились 9 мая,  предоставлено не было.

Кроме того, из пояснений пана Марченко выходит, что он, опять-таки,  не открывал двери полицейским. Т.е.  он самостоятельно отказался от сотрудничества  с полицейскими.

 

Изложенное свидетельствует о том, Ваша честь, что, во-первых, непосредственно центральный орган  управления Национальной полиции  как  орган, который обеспечивает  координацию действий территориальных  органов полиции и обеспечивает деятельность Головы, участия в событиях 9 мая, а  именно в выездах по вызовам истцов,  не  принимал. Названное осуществлялось работниками управления патрульной полиции г. Киева, департамента патрульной полиции, являющейся межрегиональным территориальным органом, анализ названных действий свидетельствует о том, что работники  полиции осуществили надлежащий выезд, надлежащее реагирование на место происшествия, зафиксировали отсутствие  противоправных  действий  и обеспечили охрану публичного порядка и избежание каких-либо беспорядков по месту вызова. Действительно, на месте происшествия находились лица, но они не совершали никаких противоправных действий. И названное подтверждается, опять-таки, видеозаписью.

 

В то же время, второй истец не предоставил доказательств того, что его помещение подверглось нападению, что в отношении его совершались  противоправные действия и он был лишён возможности  принять участие в общественных мероприятиях, посвящённых празднику 9 Мая,  празднику Победы. Кроме того, не представлены доказательства того, что работники полиции не применяли мер по реагированию на  его заявления.

 

С учётом изложенного, Ваша честь, я прошу отказать в удовлетворении иска.

 

Дикие, вопиющие вещи сказал представитель полицаев!!!

Мало того, что он лживо назвал время звонков в полицию и приезд полиции. Вы можете себе представить, что полиция приехала через 8 минут после вызова! ?

А отсюда сразу вытекает и то, что расписанный угрозами и оскорблениями коридор сделан не этими «лицами, которые спокойно стояли на этаже» (так всё время нацистов называл представитель полиции. ). Кроме того, главный акцент он сделал на том, что Витренко не пускала в дом полицейских, не хотела общаться с ними! А они, ангелочки, вели профилактические беседы с «лицами», оберегали всё время саму Витренко и её имущество. Но только они, страдальцы, ничего сделать не могли. Так как у них нет никаких полномочий мешать «лицам, просто стоящим на этаже и стремящимся просто пообщаться с Витренко, ибо ничего противоправного они не совершали»

Так они же не выпускали меня из моей собственной квартиры! Они несли прямую угрозу моей жизни, моему здоровью, моей чести, достоинству, деловой репутации! Не говоря уже о хулиганстве (ст. 296), незаконном лишении свободы (ст.146). есть ещё и специальная ст.346 Уголовного кодекса Украины, предусматривающая уголовное наказание за угрозу или насилие в отношении общественного деятеля, в том числе руководителя политической партии. Эти дегенераты- полицейские о таком не знают???

Ну, а по Марченко выступление представителя полицаев вообще абсурдно. Оказывается, Владимир Романович и полицию не вызывал к себе 9 мая 2017 г.? И на его двери, и на стенах нет никаких доказательств бесчинств? А как же тогда составленное в присутствии полицейских заявление о преступлении 9 мая 2017 г.? Как же тогда реальные свидетели преступления – члены семьи и соседи Марченко? Куда это всё подевалось? А решение суда об открытии уголовного производства по событиям 9 мая, который выиграл В. Марченко?

 

Разве может нормальный человек, законопослушный, платящий все налоги и поборы ради спокойствия в стране, ради гарантий своего права на жизнь и своей семьи, - согласиться с таким беспределом полиции? Ведь завтра обнаглевшие, распоясавшиеся от безнаказанности бандиты (нацисты, рейдеры, наркоманы и т. д., и т. п.) могут ломиться в дверь квартиры любого гражданина. И что полиция?

Если судья Добрянская защитит противоправную бездеятельность полиции, и суд оставит беззащитными граждан перед террором нацистов, - гражданам Украины ничего не останется, как защищать себя с оружием в руках.

Вот чем важен данный судебный процесс в Окружном административном суде г. Киева. Он будет продолжен 5.04. 2018 г.

Давайте следить за ним вместе.

Наталия Витренко


Распечатать статью



 






Пресс-cлужба ПСПУ

г. Киев ул. Крещатик, 42-А, офис 13
тел. 483-32-57

Электронная почта:
pspu@tsu.net.ua
n-vitrenko@yandex.ru
Мобильный телефон:
+380676919341