Чернобыльские мотивы

26/04/2021


 

35 лет прошло с момента Чернобыльской аварии. Только ленивые СМИ не написали тексты к сегодняшней дате. Все о том же. Но пережеванное невкусно. Поэтому мы решили взглянуть на полуюбилей под другим углом. Что Украине делать с чемоданом без ручки, которым является законсервированный комплекс ЧАЭС? Можно ли монетизировать наследие Чернобыля и что из этого получится реально?

 

Для начала небольшое отступление от основной темы. Мы ошибочно завидуем странам, у которых богатое культурное наследие. На самом деле Франция – страна-музей под открытым небом (сплошные замки и средневековые города), Италия, где сохранились Колизей, арены гладиаторов и разнообразные объекты времен Римской империи, как и остальные подобные государства – заложники своего великого исторического прошлого.

Нести этот крест очень тяжело и затратно. Нельзя снести Тадж-Махал, даже если он начнет разваливаться, чтобы построить на его месте жилой комплекс. Придется все немедленно отреставрировать.

 

Точно так же невозможно демонтировать средневековые замки, королевские дворцы, мосты времен легионеров, хотя крайне сложно прокладывать дороги, менять водопроводы, канализации, электричество  в очаровательных средневековых городах, где люди до сих пор живут в постройках эпохи бурной инквизиции.

 

Я много путешествовала по Европе, без туристических гидов, общественным транспортом, жила в исторических домах, общалась с владельцами. Поверьте, многие из них завидуют немцам, которых американская авиация в конце Второй мировой войны тщательно разбомбила и тем самым избавила от значительной части былого великолепия. Дав возможность построить новые современные города.

 

Украину Бог миловал. Ничего особо ценного на нашей территории нет. Поэтому я всесторонне поддерживаю министра культуры Александра Ткаченко, предложившего внести в список ЮНЕСКО Чернобыльский комплекс. Теперь это называется так. В комплекс должны войти: законсервированная часть оборудования ЧАЭС, портовые краны на берегу Припяти, стоянка радиоактивной техники и другие объекты.

 

Почему-то мне кажется, что это более жизнеспособная идея, чем внести в список культурного наследия мира украинский борщ. Насчет борща могут поспорить французы с фуа-гра, итальянцы с пастой и даже среднеазиатские народы с пловом. А вот Чернобыль – точно уникально, и это с нами навсегда.

 

По мнению специалистов, еще лет на 50 хлопот хватит. Авария на ЧАЭС 26 апреля 1986 года – уже не самая крупная техногенная катастрофы в мире и даже не самая крупная атомная (после Фукусимы), но, наверное, самая затратная по расходам на ликвидацию последствий.

 

Как бы цинично это ни звучало, но украинцам повезло, что Чернобыль бахнул еще при Советском Союзе. Я видела подсчеты затрат на все виды ликвидации, компенсации пострадавшим, дезактивацию территорий и всего прочего. Выходит $10 млрд. А общий долгосрочный ущерб около $100 млрд. Только великая держава на излете своего исторического пути могла позволить себе такую расточительность.

 

Я ездила на экскурсию в Чернобыль незадолго до наступления коронавирусной пандемии, тотальных перманентных локдаунов, когда ничего не предвещало беды. Это был звездный час легенды о взорванной АЭС и затерянном городе Припять. Иностранцы, насмотревшись американского сериала "Чернобыль", толпой валили в Украину. Попутно заезжали в Киев, гуляли по Андреевскому спуску, посещали Лавру с пещерами. На тот момент как раз запустились несколько лоукостеров с супердешевыми авиабилетами. Украина имела шанс стать для Европы экскурсионным объектом выходного дня.

 

Но все изменил коронавирус. Чернобылем перестали интересоваться. О нем перестали писать. Еще пару лет коронавирусной истерии, и о существовании такого выдающегося объекта забудут все составители туристических каталогов. Тем более что по заболеваемости и смертности от COVID-19 мы впереди планеты всей. И, видимо, еще немало времени продержимся в этом статусе. Этого достаточно, чтобы Чернобыль вышел из туристической моды.

 

Что нам с ним делать? Хранить там ядерные отходы, которые волей-неволей придется вывозить из России, больше не желающей закапывать у себя наши ТВЭЛы? Как-то развивать в расчете на будущую туристическую раскрутку?

 

Сложный вопрос, потому что сериал "Чернобыль", к сожалению, снят только в один сезон, а не в несколько, как "Игры престолов", которые привлекли огромное количество туристов в Хорватию. Сериал уже сыграл свою рекламную роль и уже не актуален.

 

Запад считает, что дал нам на Чернобыль все и даже больше: деньги, технологии, подряды, донорские конференции. Там сейчас не до нас и не до Чернобыля. Готова поспорить, что новых вливаний не будет.

 

Хотя чернобыльские программы и социальные выплаты продолжат разорять наш скудный бюджет. В этом плане собеседник президента Украины Владимира Зеленского президент Франции Эммануэль Макрон мог бы дать дельный совет: французам содержание их исторических архитектурных жемчужин обходится гораздо дороже. Так что нечего жаловаться. Есть у нас один Чернобыль, попробуем его пристроить хотя бы в список ЮНЕСКО. А что с ним еще можно сделать? 

 

Только факты и цифры. Согласно справке советского Минфина от 16 июля 1991 года, затраты, связанные с ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС за 1986-1990 годы, составляют 12,6 млрд. руб. (в ценах 1986 г.). По оценкам экспертов, эта авария обошлась в три раза дороже, чем дала экономике СССР вся атомная энергетика до 1990 года.

 

Однако это были оценки только прямых затрат. В книге «Чернобыльская катастрофа», которую выпустили в Украине в 1995 году, ученые Академии наук попытались подсчитать весь ущерб от аварии на ЧАЭС. У них получилась цифра в 200 млрд. руб. (в ценах на 1 января 1990 г.).

 

Похожие цифры были в заключении Государственной экспертной комиссии Госплана СССР 1991 года: экономические потери от катастрофы до 2000 года составят 180-250 млрд. рублей. При этом сюда не вошли затраты на медицинское обслуживание и лечение пострадавших.

 

При официальном курсе советских рублей к доллару в 61 копейку реальная его цена была выше: коммерческий курс тогда составлял 1,8 рубля за доллар. Итого получается, что ущерб от катастрофы на ЧАЭС только в первую пятилетку составил более $110 миллиардов.

Но есть еще и непрямые убытки, которые мы несем ежегодно. Например, по официальным данным, на сегодня из пользования изъято 180 тыс. га пахотных земель и 157 тыс. га леса. По разным данным, потери от этого оцениваются в 1,5-2 миллиарда долларов ежегодно. Таким образом, за 25 лет независимости Украина недополучила минимум $30 млрд.

Вследствие аварии были эвакуированы 116 тыс. человек. Статус ликвидаторов получили  600 тысяч человек. Жители зон со «строгим контролем» – 270 тыс. человек. Жители загрязненных зон – 5 млн. человек. Почти все они многие годы получают дополнительные выплаты.

 

Сейчас на станции трудятся около двух тысяч человек. Они работают на самой АЭС и над объектом «Укрытие-2». Новый объект будет представлять собой прочную стальную конструкцию высотой 108 м и длиной 150 м. Его стоимость около 1,5 млрд. евро.

 

Через 12-15 лет планируется начать строительство хранилищ, куда со временем будут помещены детали станции, которые сейчас законсервированы. На достройку Хранилища отработанного ядерного топлива–2 не хватает около $120 млн.

 

После аварий на АЭС «Фукусима» и химическом заводе в Бхопале Чернобыльская авария утратила пальму первенства среди самых масштабных техногенных катастроф. Таковой остается трагедия в индийском городе Бхопале – в 1984 году аварийный выброс паров метилизоцианата привел к гибели трех тысяч человек непосредственно в момент катастрофы.

По различным данным, общее количество пострадавших оценивается в 150-600 тысяч человек, из них еще 15 тысяч в последующие годы умерло от последствий воздействия химикатов на организм.

 

Что касается ядерных катастроф, то авария на ЧАЭС были лидером до 2011 года, пока не разрушилась «Фукусима», дававшая Японии треть всей электроэнергии. Мы до сих пор считаем, Чернобыль крупнейшей катастрофой, а «Фукусиму» ставим на второе место. Но многие иностранные эксперты думают иначе, поэтому в мировых рейтингах трагедий Украина уступает Японии.

 

Источник: https://versii.com/news/chernobylskie-motivy/

 






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380637463033
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95